Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

duke

Первый советский дирижабль и паровоз на Турксибе, или А. Лабас - лжец!

Оригинал взят у shakko_kitsune в Первый советский дирижабль и паровоз на Турксибе, или А. Лабас - лжец!
Искусствоведческий промышленный детектив - изучаем, что на самом деле нарисовано на картинах советского художника Александра Лабаса. Привет заклёпочникам.



Одна из самых известных работ Александра Лабаса — «Первый советский дирижабль» 1931 года, в которой художник стремительными мазками передает эффект движения небесного корабля и усилия тянущих его людей. Какая именно модель советского судна изображена на картине? Точный прототип неизвестен, но все-таки дирижабль Лабаса, несмотря на экспрессионистскую манеру письма художника, узнаваем. Снизу — застекленная гондола, по бокам — маленькие отдельные мотогондолы, напоминающие торпеды. Тип каркаса, судя по тому, как играет солнце на гранях корпуса дирижабля, — полужесткий или жесткий.

Но реальный самый первый советский дирижабль — «Красная звезда» 1920 года — имел мягкий корпус и другой силуэт. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

duke

"Омерзительная восьмерка" Тарантино - ремейк советского фильма 1934 года

Провели небольшую киноведческую реконструкцию

Оригинал взят у shakko_kitsune в "Омерзительная восьмерка" Тарантино - ремейк советского фильма 1934 года
Мало кто знает, но новый фильм Тарантино - это ремейк советской картины 1934 года, называвшейся "В сугробах".

ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ

Авторами сценариями были Иосиф Прут ("Тринадцать") и Михаил Ромм, хотя последний лоск на текст навел Виктор Шкловский.
Режиссером фильма был Борис Барнет ("Дом на Трубной", "Окраина").

Действие ленты происходит в декабре 1920 года где-то на Урале.

Доблестный сотрудник харьковской ЧК по имени Семен Саенко в исполнении Михаила Жарова ("Медведь", "Петр Первый", Анискин) через всю страну везет на суд в Харьков левоэсеровскую бомбистку Веру Калюжную в исполнении Ады Войцик ("Сорок первый", "Дом на Трубной").


"Семен Саенко" (Михаил Жаров)
Collapse )

duke

(no subject)

Хорошо будет, если активисты ЛГБТ и волнующиеся турки разом перебьют друг друга на смерть.
duke

Вновь я посетил

Вот с первого раза было понятно, что Блев-кафе  Blur-кафе  торт отнюдь не напоминает. Так нет, поперлись же. Поганый кабак с неадкеватной администрацией, фиговым звукачом и соответствующим звуком.

Зато посетили эпичную Блинную на Таганке. Сложно сказать, чем нас привлекал тогда это филиал преисподней с самоваром, полным воды из Стикса и блинами, замешаными на костной муке. И посетителями, которые только запахом и рыком своим напоминают живых людей, а на самом деле это тени неприкаянные. На самом деле привлекал тем, что распитие принесенного с собой там не запрещалось. 

Посещение было символичным в некотором роде. Без малого годовщина фестиваля "Еж видит тень", окончание которого пришлось отмечать в этой печальной Блинной. Фестиваль проходил весело: некая секта, обосновавшаяся там, устраивала доносы. Градус неадеквата внесла группа знакомые_попросили_поставить "Навь". В итоге дурак по фамилии Строев, типа адмиистратор клуба "Артетрия", -- так перетрусил, что запер дверь фуршетной и удрал. Пришлось нам, на ночь глядя, перебазироваться в Блинную со всеми стратегическими запасами еды и алкоголя.

За годы отсутствия Блинная сдала. Вонь сделалась невыносимой, посетители еще призрачнее. Но посидели чинно. Без валявшихся на полу блондинок, пьяных от злобы и ревности; наложниц на поводке; падающих из окон на столы людей.
 


duke

О Слащеве/Слащове




Сопротивление было бесполезно. Я встал, оделся и вышел. У ворот нас ждала штабная машина.
Через десять минут мы были на вокзале. В огромном пульмановском вагоне, ярко освещенном, за столом сидело десять— двенадцать человек. Грязные тарелки, бутылки и цветы... Все уже было скомкано, смято, залито вином и разбросано по столу. Из-за стола быстро и шумно поднялась длинная, статная фигура Слащова. Огромная рука протянулась ко мне.

— Спасибо, что приехали. Я ваш большой поклонник. Вы поете о многом таком, что мучает нас всех. Кокаину хотите?

— Нет, благодарю вас.
— Лида, налей Вертинскому! Ты же в него влюблена! Справа от него встал молодой офицер в черкеске.

— Познакомьтесь,— хрипло бросил Слащов.

— Юнкер Ничволодов.

Это и была знаменитая Лида, его любовница, делившая с ним походную жизнь, участница всех сражений, дважды спасшая ему жизнь. Худая, стройная, с серыми сумасшедшими глазами, коротко остриженная, нервно курившая папиросу за папиросой.

Я поздоровался. Только теперь, оглядевшись вокруг, я увидел, что посредине стола стояла большая круглая табакерка с кокаином и что в руках у сидящих были маленькие гусиные перышки-зубочистки. Время от времени гости набирали в них белый порошок и нюхали, загоняя его то в одну, то в другую ноздрю. Привезшие меня адъютанты почтительно стояли в дверях.
Я внимательно взглянул на Слащова. Меня поразило его лицо. Длинная, белая, смертельно-белая маска с ярко-вишневым припухшим ртом, серо-зеленые мутные глаза, зеленовато-черные гнилые зубы. Он был напудрен. Пот стекал по его лбу мутными молочными струйками. Я выпил вина.

— Спойте мне, милый, эту...— Он задумался.
— О мальчиках... «Я не знаю зачем...»

А. Вертинский


В тот же день генерал Слащев с женой был у моей жены с визитом. На следующий день мы поехали отдавать визит. Слащев жил в своем вагоне на вокзале. В вагоне царил невероятный беспорядок. Стол, уставленный бутылками и закусками, на диванах — разбросанная одежда, карты, оружие. Среди этого беспорядка Слащев в фантастическом белом ментике, расшитом желтыми шнурами и отороченном мехом, окруженный всевозможными птицами. Тут были и журавль, и ворон, и ласточка, и скворец. Они прыгали по столу и дивану, вспархивали на плечи и на голову своего хозяина.

Я настоял на том, чтобы генерал Слащев дал осмотреть себя врачам. Последние определили сильнейшую форму неврастении, требующую самого серьезного лечения. По словам врачей, последнее возможно было лишь в санатории, и рекомендовали генералу Слащеву отправиться для лечения за границу, однако все попытки мои убедить его в этом оказались тщетными, он решил поселиться в Ялте.

П. Врангель
 

Collapse )
duke

Михалон Литвин "О нравах татар, литовцев и москвитян"

Он (Иван IV Грозный) в такой трезвости держит своих людей, что ни в чем не уступает татарам, рабом которых некогда был; и он оберегает свободу немягким сукном, не сверкающим золотом, но железом; и он держит людей своих во всеоружии, укрепляет крепости постоянной охраной; он не выпрашивает мира, а отвечает на силу силой, умеренность его народа равна умеренности, а трезвость — трезвости татарской (tartaricam).

В Московии (Moscovia) же нигде нет кабаков. Посему если у какого-либо главы семьи найдут лишь каплю вина, то весь его дом разоряют, имущество изымают, семью и его соседей по деревне избивают, а его самого обрекают на пожизненное заключение.

А так как москвитяне (Mosci) воздерживаются от пьянства, то города их славятся разными искусными мастерами; они, посылая нам деревянные ковши и посохи, помогающие при ходьбе немощным, старым, пьяным, [а также] чепраки, мечи, фалеры и разное вооружение, отбирают у нас золото.


Ведь и стольный град свой он (Иван III, дед Грозного)  украсил кирпичной крепостью, а дворец — каменными фигурами по образцу Фидия, позолотив купола некоторых его часовен (sacellorum). Также и рожденный им Василий (Basilius), поддерживая ту же трезвость и ту же умеренность нравов, в год 1514 в последний [день] июля отнятую у нас хитростью Михаила Глинского (Michaelis Hlinscii) крепость и землю со Смоленском (Smolensco) присоединил к своей вотчине.
 
duke

Читая Галковского

После "Уткоречи" я был о нем вполне хорошего мнения. Хотя было ясно, что предмет ему известен поверхностно.

После набросов на старообрядцев создается стойкое, что он мудак
закончил Институт леса, а не философский фак. Особенно смехотворны уверждения о "связях раскольников с британской разведкой". Т.н. "друг утят" превзошел даже Мержковского, Быкова и Какукина. Все старообрядцы - австрийские и английские шпиёны, ненавидящие Россию. 
Collapse )